Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоVK ComboВсе проекты
Краснодарские известия

А сейчас мы тебя будем бить: что делать, если ребенок стал жертвой травли

Это отмечают родители, учителя и сами дети. Правда, только те дети, которым посчастливилось дойти до кабинета психолога. Большинство наших историй  именно оттуда. Тема относится к разряду постыдных, и никто не торопится с оглаской.  Мы собрали реальные случаи школьного буллинга, произошедшие совсем недавно. А некоторые  происходят прямо сейчас.  

История №1. Новенький – не на все готовенький

Как, например, история сына моей близкой подруги, семья которой переехала в один из российских северных городов. Этим летом первым из Краснодара рванул муж – его позвала нефтяная труба и возможность заработка. Снял квартиру, осмотрелся на местности, а ближе к 1 сентября перевез жену и двоих детей. Дочь и сын отправились в местную элитную гимназию, в которую ходили в основном дети все тех же нефтяников.  Дочь-старшеклассница сразу же вписалась в класс, нашлись кружки по душе и подружки. А вот 10-летний сын  (назовем его Игорем)  как-то загрустил и сник.

– Наверное, это адаптация, – объясняла сама себе моя подруга в телефонных разговорах, я кивала трубке. – Мы уезжали из тепла и цветов, а тут скоро снег выпадет. Я даже утром его добудиться не могу…  А после школы сидит тихонечко за своими уроками и ничего нам не рассказывает. Может, грустит по своим друзьям?

Учительница «началки» говорила, что все у Игоря хорошо, на уроках отвечает, дети к нему относятся нормально, а вот он пока ни с кем не стремится подружиться, но всему свое время. В классе  15 человек, из которых 11 – мальчики.

Как выяснилось позже, в этой «футбольной команде» есть четкая иерархия: вожак, приближенные и заискивающие. Последние, как и наш Игорь, в класс пришли относительно недавно и сразу стали перед выбором: прислуживать или «получать по башке». Лидеры – несколько сдружившихся еще с первого класса мальчиков – к себе близко не подпускали и общаться с собой на равных не позволяли. И чтобы избежать откровенной травли, новенькие со временем скатывались в «шестерки».

Эмоциональная версия моей подруги: «Я прозрела, когда Игорь пришел домой со следом обуви на рубашке.  Представляешь, прямо на спине четкий такой след кроссовка! Сын швырнул рюкзак, заперся в туалете и стал орать не своим голосом, что больше в школу не пойдет и ненавидит нас с папой за то, что притащили его сюда. На следующий день я не стала будить Игоря в школу. Прилегла с рядом с ним, обняла. Когда он проснулся, я молчала и просто гладила по голове. Игорь сопел, молчал, потом разревелся и рассказал, что происходит с ним в новой школе».

Футбольная команда «бандерлогов»

А происходило вот что. «Футболисты» к нему присматривались, оценивали, потом стали давать пробные задания: «купить колы в магазе», обратиться к учителю просто по имени и т.д.  Игорь отказывался. Как-то его зажали в туалете, и один из «капитанов команды» поставил на рубашке Игоря «печать раба». Сказали: если сболтнешь, побьем. И посоветовали родителям наврать насчет отпечатка обуви, мол, в дружеской потасовке случайно получилось…

– И это 10-летние дети! – рыдала по телефону моя подруга.

– А что учительница?!

– А она вообще не в курсе! Если не врет…  Ведет этих бандерлогов с первого класса, неужели не видит ничего? Утверждает, что на уроках они паиньки, все происходит на переменах, когда она выходит из класса…  Удивила и реакция родителей – и главарей, и «шестерок». Первые с пеной у рта доказывали, что такого не может быть и вообще их сынок – «умница-молодец, отличник к тому же!». Вторые были не в курсе происходящего от слова «совсем», слушали с растерянными лицами.

Надо знать мою подругу, чтобы понять, что просто так она ничего не оставила.  После разборок в классе установили камеру. Мелкая гопота притихла, но продолжились тычки и оскорбления на улице. Поэтому Игоря со школы стал забирать водитель папы, который сразу вез мальчика в секции и кружки –  друзья нашлись там. 

Фото: Эдуард Катышев, «Краснодарские известия»
Фото: Эдуард Катышев, «Краснодарские известия»

Несколько кругов общения

– Очень верное решение даже для ребенка из благополучного класса – иметь несколько кругов общения, – считает краснодарский психолог Татьяна Зубрицкая, работающая с подростками. – Это расширяет кругозор и горизонт жизни. И уж тем более когда не все спокойно в школе и нет поддержки, доверительных отношений с родителями.  Ведь у ребенка появляется хроническое ощущение безысходности: дома плохо, в школе плохо, и кажется, что так будет всегда… Это главная первопричина подросткового  суицида.

Каждый второй школьник, который приходит ко мне на прием, жалуется на притеснения со стороны одноклассников или учащихся других классов. Причем жертвой может стать любой! От этого никто не застрахован.

Я поняла это, выслушав за последние годы несколько десятков историй. Удивляет то, что школьники, объясняя причину буллинга (я новенький, я отличница, у меня мать-одиночка и т.д.),  при этом зачастую добавляют, что в классе еще есть отличники, но их не трогают, пришел другой новенький и живет себе спокойно, не я один живу только с мамой. То есть сами объясняют отсутствие логики у зачинщиков травли.

При этом все же отмечу, что за психологической помощью чаще обращаются:

  • часто болеющие дети или с ограниченными возможностями здоровья, а также те, кто по каким-либо причинам отстает от школьной программы;
  • отличники, одаренные дети и просто те, кто как-то выделяется из класса  (белые вороны);
  • дети учителей и их любимцы;
  • дети из малообеспеченных и многодетных семей (порой ребенка травят за плохую одежду).

История №2. Отличница и «телочки»

Анастасия, 17 лет, Краснодар. В прошлом учебном году окончила школу, летом ходила к психологу. Ее история: «Я всегда училась хорошо, легко, с одноклассниками были ровные, нормальные отношения. Все изменилось в 10-м классе, когда нас переформировали по направлениям. Так получилось, что девочки, с которыми я общалась, ушли, а в наш сильный класс зашли две подружки мажорного вида. Они сами себя называли «телочками». Эффектные, в дорогих шмотках, они даже учебники не приносили на уроки, хорошо, если ручку захватят. Почему-то стали требовать, чтобы отличники давали им списывать. Кто-то давал, я резко отказывала. Но один раз я смалодушничала, позволила перекатать контрольную и поразилась, что они после стали обзывать и смеяться надо мной. Фразы были гнусными, что-то вроде: «Смотри, будешь много учиться, на мальчиков времени не останется». Еще больше меня покоробило, что «телочек» поддерживают мои «старые» одноклассники, они дружно хмыкали над гадостями. На следующей контрольной «телочки» как ни в чем не бывало снова стали просить списать. Я их послала. Тогда кто-то стал портить мои личные вещи, одежду. Дальше – больше. Один одноклассник незаметно сделал фото под партой, на котором было видно мое нижнее белье. Снимок бросил в чат класса, при этом админ меня исключил из группы, и я долго не знала, над чем они ржут… Ненавижу этих дур и своих бывших одноклассников-предателей, надеюсь, у них сейчас все плохо».

Психологи называют несколько основных причин, которые толкают буллеров устраивать травлю. Как правило, такой подросток сам не справляется с агрессией или подавлением внутри своей семьи. Другая сторона медали: родителям на него наплевать, очень заняты, нет контакта. У подростка огромная потребность быть авторитетным. Буллинг – это одна из извращенных форм самоутверждения. 

Еще одна причина – бурное половое созревание. В крови кипят гормоны, в том числе тестостерон и адреналин. Не все могут с ними справиться.

История №3. «Я сам разберусь»

Семен, 8-й класс, ходит к детскому психологу. Туда его направила психолог неврологического отделения детской больницы Краснодара: «чтобы убрать психосоматическую причину головных болей, нужно проработать травмирующие воспоминания». А они такие: «В 4-м классе одноклассники разломали картонную поделку, которую я делал на конкурс. В 5-м  вылили на меня ведро грязной воды из окна школы. В 6-м я нашел свою куртку на полу раздевалки, на нее кто-то помочился. В седьмом меня столкнули со школьного забора, я пробил ногу какой-то железякой…  Родителям я ничего не говорил, а зачем? «Классуха» тоже ничего не знает. Я сам разберусь. Я дерусь с этими уродами, им нормально так влетает от меня. Только иногда их много… Противно, что все это видят мои одноклассники и молчат. Они тоже  уроды». 

Травля – это табурет на трех ножках: преследователь, жертва и наблюдатели. Позиция последних очень важна. Если большинство класса займет позицию категорического неприятия  травли,  она с большой вероятностью прекратится. 

Американский поэт Ричард Эберхарт как-то написал, что «бояться стоит не убийц и предателей, а  равнодушных, с молчаливого согласия которых происходят страшные преступления».

И здесь снова на передний план выходит важность позиции взрослых – родителей и учителей.  Дети ж у нас учатся! Только мы можем передать им главные жизненные принципы: не стой в стороне, когда слабого обижают; один за всех и все за одного. И еще про взрослых. Блогеры часто описывают счастливые истории спасения подростков от суицида, наркомании, плохой компании, в которых волшебником выступает… взрослый чужой человек. Совсем не родитель и не учитель, а, к примеру, тренер рядовой спортивной секции, который отечески отнесся к трудному мальчишке. Или даже соседский дедушка, в гараже которого подросток нашел возможность перебрать мотор старого мотоцикла, чашку чая после школы и самое главное – понимание. 

«Не пойду в школу, что-то живот болит», – говорит ребенок, и он не обманывает. Часто у детей, которых травят в школе, начинают проявляться признаки психосоматического расстройства: частые головные боли, проблемы со сном и аппетитом, могут обостриться хронические заболевания, появляется болезненность в районе живота. Такие дети долго, мучительно засыпают вечером, а утром «не могут проснуться», словно не хотят, чтобы день начинался… 

Буллинг – слово новое, а явление старое. С англ. bully – травля, агрессивное преследование. Бывает физическим и психологическим. / Фото: freepik.com
Буллинг – слово новое, а явление старое. С англ. bully – травля, агрессивное преследование. Бывает физическим и психологическим. / Фото: freepik.com

Домашка, выбитый зуб и урок-поддержка моей мамы

Автор «Краснодарских известий» вспоминает свой школьный случай.

Это было в моем советском детстве, в начальной школе, в родном Славянске-на-Кубани. Я очень любила учиться, и у нас была учительница, которая мне очень нравилась. Как-то она забыла задать домашнее задание, а я напомнила. Сейчас-то я, конечно, понимаю, что в глазах моих одноклассников я совершила поступок так себе, на троечку. А тогда очень удивилась, почему со мной некоторые девочки перестали разговаривать, а мальчики стали шептаться по углам, поглядывая на меня. Так продолжалось пару дней. Третий день в моем детском сознании разделил жизнь на  до и после. Произошли события, в которых самым невероятным  образом повели себя одноклассники, учительница, моя мама и… я сама.

После последнего урока я отправилась домой.  В узком участке – между школой и забором – меня поджидали одноклассники, довольно много. Группа девочек стояла поодаль. Меня стали окружать мальчишки – человек восемь. Вперед выступил один из них, Женя. Имя я запомнила, потому что мы с ним… дружили, он угощал меня конфетами. Так вот, этот Женя стал мне что-то говорить. От страха мои уши словно ватой заложило.  Услышала только: «…а за это мы тебя будем бить».

Небольшое лирическое отступление перед апофигеем сцены. Гораздо позже, уже со своими детьми, я смотрела «Кунг-фу-Панда», «Карате-пацан», «Шрек» (где неуклюжий мишка таки стал воином света, щуплый мальчик – супербойцом, а милая Фиона неожиданно раскидала злодеев) и усмехалась, вспоминая тот момент с одноклассниками.

Я сняла с плеч тяжелый рюкзак, взяла его в руку и стала вращаться вокруг своей оси, придавая вес учебникам и продвигаясь сквозь пацанов, которые невольно расступались. А когда оказалась напротив этого Жени, неожиданно сделала шаг в его сторону и звезданула рюкзаком по лицу. Потом пошла домой не оборачиваясь, прислушиваясь, нет ли шагов за спиной. Не было. Только тишина.

В этом же день учительница позвонила моей маме и вызвала ее в школу. Пришлось все выложить, что да как. Утром в классе состоялась очная ставка: пришел Женя с мамой (с распухшим носом и без зуба, к счастью, молочного, он у него как раз шатался), пришли и мы с мамой. При всем классе учительница отчитала меня и потребовала извиниться перед пострадавшим. Тот заверял, что я на него неожиданно напала и побила ранцем. Еще, помню, учительница сказала страшное: за такое поведение меня, скорее всего, не примут в октябрята…
Женина родительница согласно кивала, Женя потирал лицо, а класс восхищенно сверкал глазами от того, как интересно урок проходит. Тут заговорила моя мама, обняв меня за плечи. Она выдала мою версию ситуации, а потом обратилась к учителю: «Вы не разобрались в том, что случилось, и встали на одну сторону. Будем разбираться на уровне директора и, если надо, районо. Я своему ребенку верю». Затем моя мама сдержанно, но в очень ярких выражениях высказалась, в каких дальних далях она видит мой прием в октябрята и вообще такой класс, в котором мальчики готовы бить девочку под молчаливое согласие других детей.
Также обнимая за плечи, мама вывела меня из класса, и мы пошли с ней гулять по городу, есть мороженко и разговаривать.

Опущу подробности дальнейшего: если кратко, я не хотела ходить в эту школу и просила перевести меня, но все же осталась. Многие дети подтвердили мой вариант события, и до районо не дошло, только немножечко до директора. Передо мной извинились Женя, его мама, учительница и одноклассники. И да, меня приняли в октябрята  (о, счастье!). За пару лет состав класса поменялся, Женя ушел, пришли ребята, с которыми я дружу до сих пор. И у нас сложились самые теплые отношения с учительницей «началки».

Уходить надо, когда хорошо

Я благодарна своей маме за ее мудрые слова, которые до конца поняла только с годами:
«Если уйдешь сейчас из школы, то эта ситуация для тебя навсегда останется такой, как сейчас. Но, поверь, все поменяется, по-другому быть не может. Просто пусть пройдет немного времени…  Уходить из коллектива, из отношений, да откуда угодно надо, когда хорошо, а не когда плохо».

«Ошибаться может каждый, даже самый лучший на свете учитель, не сердись на нее».

«Не все, кто угощает тебя конфетами, твои друзья». «А ты молодец, не растерялась, горжусь тобой».

Фото: Денис Яковлев, «Краснодарские известия»
Фото: Денис Яковлев, «Краснодарские известия»

Беги, замри или дерись!

…Недавно я пересказала эту ситуацию своей подруге, известному в  Краснодаре психотерапевту Ирине Харлампиде. Мол, как это я, худенькая, скромная 8-летняя девочка-отличница дала пацанам отпор? Что это было?

– Это была для тебя очень стрессовая ситуация, – рассказала Ирина. – А на стресс наш мозг реагирует тремя моделями поведения: дерись, беги или замри – так срабатывает наш древний инстинкт выживания.  В точности как у животных. У тебя сработала модель «дерись», ты боец.

– Это хорошо или плохо?

– Это ни хорошо  ни плохо. Просто надо знать свою особенность и стараться оставаться осознанным, чтобы сознанием, а не подсознанием решать, как поступать. Тебе тогда помогло «драться», но иногда лучше бежать или замереть.

Детям нужна опора

– Почему жертвы буллинга замирают?

– Ну-у-у-у, это очень сложный вопрос, тут надо все комплексно рассматривать. К тому же не всегда получится раскидать противников рюкзаком. Не панацея и бегать, если тебя преследуют с утра  до вечера – в школе и в соцсетях. Самое страшное, когда ребята, которые подвергаются травле, внутренне смиряются с этим. Тут и до суицида недалеко.

Самое главное, чтобы ребенку, особенно подростку, было на кого опереться. Ты даже не представляешь, насколько правильно и грамотно повела себя твоя мама.

Совет родителям детей всех возрастов

В любой конфликтной ситуации, особенно если есть вторая, третья сторона, всегда быть со своим ребенком в контакте, в том числе физическом. Приведу пример, чтобы было понятно. Например, ваш ребенок разбил окно в школе, и вас вместе с ним вызвали к директору. Возмущайтесь, топайте ногами, ругайте свое чадо, но только дома! А в школе –  кивайте директору, говорите, что да, все исправите, оплатите, и… держите ребенка за руку или просто стойте рядом.

Вы – его главная опора, даже когда он не прав. Тем более когда он не прав. Родители могут ругать или не принимать поступок ребенка, но его самого – жизненно необходимо любить и принимать безусловно. Тогда у ребенка в сложных ситуациях не уйдет почва из-под ног и ему легче будет вернуться на сторону света, не озлобившись и не разочаровавшись в жизни.

Тогда он не потеряет чувства своей ценности и значимости, которое нередко подростки ищут вне дома, становясь зачинщиками травли своих сверстников. 

Ребята, давайте жить дружно

Большая профилактическая работа проводится краевыми службами…

Практически в каждой школе Краснодарского края работает педагог-психолог, их сейчас более 1,3 тыс. человек, рассказали нам в пресс-службе министерства образования и молодежной политики региона.  Методическое сопровождение деятельности педагогов-психологов в крае осуществляет краевой институт развития образования.

Школьные психологи ведут работу по достаточно широкому кругу направлений. Это профилактическая деятельность, просвещение родителей и педагогов, консультирование, проведение индивидуальных и групповых коррекционно-развивающих занятий, психологическая диагностика индивидуальных особенностей обучающихся, предоставление рекомендаций по ее итогам.

Отдельное внимание уделяется профилактике конфликтных ситуаций. Так, в школах края работают службы медиации, которые призваны помочь конфликтующим сторонам достичь взаимоприемлемого решения. От эффективности данной работы во многом зависит психологический климат в клас-сных коллективах и школе в целом.

…и городскими

Службы медиации (примирения) есть во всех 96 образовательных организациях Краснодара, рассказали нам в городском департаменте образования. Их деятельность направлена на решение конфликтных ситуаций и профилактическую работу с несовершеннолетними.  Продолжает свою работу и служба медиации, созданная на базе ресурсного центра «Детство». С целью оперативного реагирования на ЧС созданы антикризисные бригады. Кроме того, на сайтах образовательных учреждений  в рамках исполнения постановления комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав  в 2021 году созданы специальные разделы «Интернет-консультация педагога-психолога».

Куда обращаться?

Детский телефон доверия:

  • 8-800-2000-122 – это служба экстренной психологической помощи регионального министерства труда и социальной работы;
  • 8 (861) 245-82-82, 8-988-245-82-82 – краснодарские горячие линии для школьников;
  • 8-800-250-29-55 – круглосуточная анонимная помощь психиатрической службы Краснодарского края для детей и подростков.

Запишитесь на прием к уполномоченному по правам ребенка

– Конфликтные отношения между участниками образовательного процесса, а также возможные случаи так называемой травли ребенка в школах, или буллинга, в первую очередь  решаются школьными службами медиации (примирения), – рассказала помощник уполномоченного по правам ребенка в Краснодарском крае (в  Краснодаре) Любовь Артисевич. – За разрешением конфликтной ситуации возможно обращение к уполномоченному по правам ребенка в Краснодарском крае либо к его помощнику в  Краснодаре по адресу: ул. Северная, д. 279, кабинет  67, только по предварительной записи.

Тел. 8 (861) 251-86-45. E-mail: deti@krd.ru

Как реагировать ребенку:

  • игнорировать словесные выпады обидчиков – есть вероятность, они потеряют интерес;
  • блокировать в телефоне, при этом делать скриншоты  оскорбительных сообщений, собирая доказательную базу, по возможности снимать видео;
  • сразу сообщить родителям и классному руководителю.

Что предпринять родителям

  • сохранять спокойствие;
  • поставить учителя в известность;
  • написать заявление на имя директора школы с подробным описанием ситуации;
  • если ребенку нанесли физические травмы, даже легкие, необходимо засвидетельствовать их в травмпункте и обратиться в правоохранительные органы;
  • поддерживать связь со школой, учителем, общаться со своим ребенком, спрашивать, как обстоят дела;
  • не рекомендуется самостоятельно встречаться с обидчиками и их родителями, необходимо присутствие классного руководителя, директора, психолога, социального педагога и т.д.

Чего нельзя делать родителям:

  • говорить ребенку, что он «сам виноват, не умеет общаться, плохо учится, не умеет находить общий язык с остальными, не может за себя постоять»;
  • не замечать проблемы;
  • отправлять ребенка самостоятельно разбираться со своими проблемами;
  • самим разбираться с обидчиками.

Если агрессор – ваш ребенок:

попытайтесь выяснить, почему он ведет себя таким образом;
помогите ему извиниться и попытаться исправить ситуацию;
не отталкивайте своего ребенка, его поведение не есть он сам.

По материалам книг «Как помочь ребенку повзрослеть» и «Дружелюбные».

Текст: Елена Дубова

Поделиться в социальных сетях

Вам может понравиться