Пароход, на котором сгинули японские деньги на русскую революцию

26 августа (8 сентября) 1905 в Финском заливе, буквально в нескольких десятках километров от одной замечательной яхты «Штандарт», на которой в тот момент находилась семья «хозяина земли Русской» Николая II Романова, на мель сел один пароход.

Он назывался «Джон Графтон». И это был завершающий аккорд великолепной истории, бурного детектива, по которому можно было бы снять закрученный блокбастер, от которого бы захватывало дух у всех зрителей по обе стороны Атлантического и Тихого океана. Потому что там было все – пламенная вера в светлое будущее, предательство друзей и помощь от врагов, двойные и тройные агенты и использование одних другими.

Все началось с того, что Георгий Гапон организовал шествие 9 января с попыткой передать петицию от рабочих к царю. Шествие закончилось стрельбой, а Гапон оказался за границей, где на некоторое время стал чуть ли не лидером всего русского революционного движения и даже попытался объединить всех эсеров, анархистов и социал-демократов под своим началом. С ним стремились встретиться Савинков и Ленин, сепаратисты и пламенные интернационалисты.

В результате решили готовить вооруженное восстание. План был такой – собрать пожертвования, на них купить оружие и пароход, перевезти оружие в Россию, выгрузить на берегу Финского залива. Потом вооружить тех, кто входил в гапоновские рабочие организации и устроить новое шествие вроде 9 января, только с оружием, чтобы захватить власть.

История с самого начала стала прекрасной и увлекательно детективной. Потому что с Гапоном сотрудничали не только такие пламенные революционеры как Савинков и Ленин, но и финский сепаратист Конни Циллиакус и Евгений Азеф. Эти два персонажа были пламенными борцами за светлое будущее – один за свободную и независимую Финляндию, второй за освобождение трудового народа.

Вот только была одна проблема. Циллиакус активно контактировал с японским разведчиком Мотодзиро Акаси и разработал с ним план финансирования «пятой колонны» в России, а Азеф был всего лишь агентом царской охранки. Кстати, в царской охранке на тот момент были совершенно не в курсе, что их агент – руководитель Боевой организации эсеров и считали его рядовой сошкой в революционных кругах. Ну а Азеф играл на обе стороны в своих темных интересах.

Дальше получилось прекрасно. За сбор «пожертвований» назначили отвечать … Конни Циллиакуса. А закупать оружие поручили Азефу. Циллиакус очень быстро нашел деньги, сообщив Гапону, что русской революции решил помочь американский миллиардер. И все радостно согласились принять помощь неизвестного благодетеля. На самом деле денежки были самые что ни на есть японские. Тем временем Азеф, закупая оружие, параллельно докладывает о закупке своему полицейскому начальству.

Но в операцию входило всё больше людей. Фактически вокруг закупаемого оружия объединились финские националисты, эсеры с Азефом, боевая организации РСДРП во главе с Красиным и Гапон с «Русским рабочим союзом».

В Лондоне купили пароход «Джон Графтон». Причем сначала его покупает партнер японской компании Takada & Company, потом тот перепродает его виноторговцу Дикенсону, а это уже казначей эсеров.

Гапон отправляется в Стокгольм, чтобы когда придет момент, появиться во главе рабочих дружин, идущих на штурм самодержавия. Азеф снаряжает «Джона Графтона» и исчезает. Тем временем в Ла-Манше на «Графтона» прямо в море перегружают груз оружия…

Кстати, интересно, что первую партию, которую планировали разгрузить в Прибалтике, удалось успешно выгрузить около Виндавы. Вторую партию, которую собирались выгрузить недалеко от Выборга, собрались загрести себе большевики, так как эсеры куда-то растворились вместе с Азефом. Они даже подготовили тайники, в том числе в Петербурге на Волковом кладбище… Но в итоге на первое рандеву с «Графтоном» не приходят ни эсеры, ни большевики. «Графтон» ушел в Копенганен.

Затем «Графтон» снова возвращается в Финский залив. Революцию же делать надо. Но рано утром 26 августа (8 сентября) 1905 года корабль садится на мель в шхерах Ботнического залива. Пока команда суетилась и пыталась сойти с мели, к ней подплыли лоцманы и предложили помощь. Команда «Графтона» от помощи отказалась. Лоцманы пожали плечами и уплыли. И только когда лоцманов не стало видно, до команды дошло, что, наверное, они доложат в полицию о каком-то странном пароходе. А полиция заинтересуется, что это «Джон Графтон» делает на мели в шхерах…

Команда начинает выгружать оружие на расположенные поблизости островки. Потом подрывает пароход и уходит на шлюпках в Швецию. На следующий день к тому, что недавно было пароходом «Джон Графтон» приплывает полиция. Так как корабль хоть и подорвали, но затонул он не полностью, на нем очень быстро обнаружился целый арсенал.

Так арсенал революции, закупленный на японские деньги, почти целиком попал к русской полиции. Все пламенные революционеры, собиравшиеся разнести «мир насилья» впали в прострацию. Ленин, как рассказывала потом Крупская, был просто подавлен таким финалом этой истории.

А что же «хозяин земли русской», который проводил отпуск на «Штандарте» не так далеко от тех мест? А ничего.

- Скверное дело, - вот и все, что заметил по этому поводу император.

Впрочем, большой облом с «Графтоном» планов разнести великую империю не остановил. Все было настолько закручено, что вскоре рвануло все равно. Несмотря на то, что оружие, купленное на японские деньги, до революции не доехало.

Комментарии

Вам может понравиться