Потом пришли московиты и все испортили

Читаешь про милые отношения Новгородской и Псковской республики с Ганзой и думаешь: а все-таки хорошо, что Москва прибрала эти вечевые республики к рукам. Потому что, конечно, там была демократия, почти что современный строй… Ага. И самый натуральный колониально-сырьевой придаток той самой Ганзы.

Судите сами.

Ганза торговала с Ливонией и дальше с Новгородом и Псковом по принципу единой цены за единицу товара. То есть бочка копченой селедки стоит везде одинаково. Это бочка селедки. Но при этом есть тонкости.

В Любеке эту бочку грузят полной. Потом в Ревеле из нее отгружают треть. Дальше по дороге отгружают еще. В Новгород приходит бочка селедки, заполненная наполовину. Это – торговля в сторону Новгорода.

Теперь торговля в сторону Ганзы. Продает, например, русский купец в Риге воск. Местные имеют право его «колупать» на пробу. «Отколупанный» кусок может быть таких размеров, что и покупать уже особенно не надо. Да и если покупать, дополнительная прибыль получается хорошей, а товар уходит задаром.

Даже пуд соли весил в Любеке, Ревеле и Новгороде совершенно по-разному, что опять же приносило огромные барыши на ровном месте тем, кто сидел на транзите, рассказывает, например, историк Александр Филюшкин.

И тут Новгород, а следом и Псков прибирает к рукам Москва. И начинается неожиданное, странное и непонятное. Для Ганзы и ее купцов.

Сначала Москва вывозит всех новгородских и псковских купцов из города, а на их место привозят своих, московских. Помните, в начале 90-х годов во вновь открывающиеся магазины старались не брать продавцов с опытом работы в советских торговых структурах? Почему?

Потому что люди в них работавшие, были испорчены системой – воровством и хамством по отношению к покупателям. Сейчас мы тоже не очень любим продавцов и консультантов, но, поверьте, с советских времен ситуация изменилась достаточно прилично.

Вот и тут примерно то же. Получается, что бизнесмены начал 90-х учились у Ивана III Васильевича.

А потом московский наместник потребовал страшное.

Московиты потребовали, чтобы с ними торговали честно. А именно – взвешивать товар. И если продается бочка селедки по единой цене, то бочка должна быть полной, а не наполовину пустой.

Вы не поверите, но ливонские и ганзейские купцы очень возмутились. Как это так!! Что это такое за торговля! Это неправильно! Где наши прибыли! В ливонских документах появилось даже обозначение для новых московских правил – «ungewolicke kopenschopp» («необычная торговля»). То есть, обычным было дурить новгородских купцов, обирать их по полной программе и качать с Новгорода сверхприбыли. Видно и новгородской верхушке оставалось хорошо, раз ее такое положение дел устраивало.

И тут такой неожиданный расклад – мы хотим торговать по равным правилам. Кто? Даже не новгородцы, а какие-то московиты-схизматики. Ганза возмущалась до такой степени, что на некоторое время даже торговлю с Новгородом прекращала. Но московиты какие-то странные оказались. Никак с ними договориться не получалось. Пришлось возобновлять торговлю. Потому что сверхприбыли все равно получались от торговли теперь уже с Московским государством огромные.

Комментарии

Вам может понравиться